четверг, 26 мая 2016 г.

Отключение. Небольшая антиутопия

Когда я была юной, в нашем городе каждый год на пару недель отключали горячую воду. Это объяснялось какой-то там профилактикой, и мы относились к этому с пониманием.
Однако с каждым разом отключения становились все дольше. Две недели и два дня, три недели. Люди начинали выражать недовольство и собирались на митинги, требуя качественной работы от теплоэнергетических компаний. Чиновники наблюдали за митингами с балконов, а когда это зрелище надоедало им, они спускали ручных полицейский, чтобы разогнать толпу.

Потом горячую воду стали отключать вместе с отоплением, и мы обходились холодной с апреля по октябрь. Горячей воды не было ни в жилых домах, ни в детских садах и школах, ни в больницах. Начало отопительного сезона стало для нас новым национальным праздником. Правительство экономило огромные деньги. С голубых экранов телевизоров нам вещали о пользе закалки и хорошего иммунитета. По радио рассказывали о наших предках, которые, по мнению ведущих, были долгожителями как раз потому, что всегда мылись в холодной воде. Президент обещал, что сэкономленные деньги пойдут на развитие инфраструктуры. Но горячей воды не было.

Те, у кого была возможность, обзавелись нагревателями и стали пускать к себе соседей мыться за деньги. Вскоре нагреватели обложили непомерным налогом (ведь возрастает расход электричества), а зарабатывавших на этом, посадили как спекулянтов. Потом налогом обложили электрические чайники. После ввели нормы потребления бытового газа. Расход сверх нормы также облагался налогом.

Возросло количество смертей в роддомах и больницах. Холод и антисанитария сделали своё дело. Начался массовый отток населения из городов. Коренные жители мегаполисов предпочитали жизнь в деревне со своей баней жизни черте с перманентной грязью. Города остались во власти мигрантов и маргиналов, которые не были столь прихотливы.

Производство замедлялось до тех пор, пока однажды ни на один завод не явилось ни одного квалифицированного рабочего. Врачи лечили все хуже. Людей умирало все больше. Страна возвращалась к аграрному хозяйству до тех пор, пока однажды из проржавевшего крана в ванной не полилась горячая вода. И я с удовольствием завалилась в полную ванну чистой горячей воды, смывая грязь предыдущих лет.